Межсезонье… Период с конца осени до начала зимы, протекает незаметно. Погода меняется на глазах за считанные дни: вот только-только все наслаждались золотой осеннею порой, делая фотографии в парках, купаясь в последних теплых лучах осеннего солнца, утопая в листве опавшего клёна, играя с собакой, как внезапно, на фоне мнимого погодного благополучия, по прогнозу синоптиков сообщают о ближайших заморозках. Но никому в это не хочется верить, а история повторяется вновь и вновь, как в басне А.И. Крылова «Стрекоза и муравей»: нам кажется, что до зимы ещё далеко, и лето будет длиться вечность… Но следующим утром, проснувшись за пять минут до выхода на работу, выбираясь из тёплых и уютных жилищ мы, едва «продрав» заспанные глаза, не успев даже выглянуть в окно, впрыгиваем в привычную нам легкую осеннюю одежду, как заведённые выскакиваем на улицу с думами в голове, и программой на текущей день, внезапно-удивленно для себя, поскальзываемся на ступеньках своего же подъезда. Удачно поймав равновесие и чудом не «сыграв костями» об охлаждённый заморозком асфальт, мы однозначно не спешим вернуться в квартиру, чтобы переодеваться, уже поздно, мы опаздываем, совсем не хочется терять напрасно время, ведь скоро час пик в метро, из-за которого можно не успеть на работу, а на неё надо приходить вовремя.

Именно так, как миллионы наших сограждан, считал молодой врач-педиатр, пробегавший мимо витрин книжного магазина, нахохлившись от холода и уткнувшись в свой бардовый шарф, задрав воротник осеннего серого пальто, которое нисколько не согревало худощавое тело. Он крайне не любил терять время напрасно и хотел, как можно скорее попасть на работу и начать приём пациентов.

В два шага он преодолел маленькие ступеньки детского сада, быстрым шагом прошел по цветным, разрисованным сказочными персонажами коридорам, в которых с самого утра пахло кашей и кипячёным молоком, вошёл в медицинский пункт. Там уже во всю суетилась пожилая, опытная медсестра, которая готовила списки и раскладывала медицинские карты для вакцинации детей.

—Здравствуйте, Галина Степановна! Мерзкая погодка сегодня за окном, однако! — снимая пальто и подходя к батарее, чтобы согреться, почти скороговоркой сказал врач.

—Ой, Алексей Иванович, доброе утро! А чего вы так легко одеты? Или у молодежи, как говориться любовь греет? —шутя, улыбаясь спросила медсестра.

—Бросьте, какая любовь в наше время, —равнодушно, с грустью в глазах, произнёс он, подходя к шкафу для одежды, на ходу переодеваясь в белый халат. Затем он сел за своё рабочее место за столом и приступил к своей работе, быстро, профессиональным взглядом просматривая медицинскую документацию. Он открыл прививочный журнал, оценивая предварительно объём работы на сегодня, как его трудовой настрой прервала его коллега:

—Да, вы шо? — с украинским акцентом произнесла медсестра. Совсем не греет? — спросила она, посмотрев поверх очков, лукаво-любопытным взглядом. В ответ лишь получила укоризненный взгляд молодого педиатра. Но это её ничуть не остановило:

—Ну, ничего! Я знаю, что вас согреет! —с этими словами она решительно достала из медицинского шкафчика спиртовую канистру на 5 литров и взгромоздила её на стол.

—Вы что? Прекратите! Уберите спирт на место. Это антисептик для прививок!

—Нет, не только! —возразила она, —это антисептик и для души!

—Поставьте пожалуйста канистру на место и приготовьте вакцины, проверьте их на качество, целостность, маркировку, ну займитесь же делом в конце концов, Галина Степановна!

—Ну, как скажете, — недовольно фыркнула она, неторопливо встала с места, развернулась к процедурному столику, и с серьёзным видом продолжила свою работу, от раздражения не заметив, как из её кармана выпала на стол книжка, которую заметил врач. Взглянув на неё, он ухмыльнулся, лишь по одной обложке было видно из далека, что это был женский роман с самыми запутанными именами в мире, так как на обложке был изображен итальянский мачо — главный персонаж женских романов для тех, кому за пятьдесят. Взяв книгу в руки молодой человек с улыбкой протянул её медсестре:

—Вы безнадежны, Галина Степановна…

Она ловко выхватив книгу, прижала к себе, как самое ценное и спрятала подальше в ящик рабочего стола.

—Кто бы мог подумать, что вы читаете такую литературу, — сказал молодой педиатр.

—А что в этом плохого? Что мне ещё читать-то!? Если же нет любви, то и читать книгу не интересно, да и жить без неё серо, пусто и уныло. А в моем возрасте любовь одна теперь — к внукам, а муж вы знаете пару лет, как покинул этот свет. Так вот хоть романы греют мне душу.

—Проходил мимо книжного и не увидел на его витринах ни одной книжки посвященной любви. Все стенды были посвящены книгам, таким как: «Секреты успеха», «Как заработать первый миллион», «Похудей к лету», «Тайм-менеджмент—управление временем» и прочая литература мотивирующая работающее население на комфортное обустройство своей жизни. А любовь на стендах видимо не тренд этого сезона, и не актуальна теперь у большинства читателей. А где спрос, там и предложение. По витрине книжного можно сказать, что спрос на такие книги, явно упал…— проконстатировал он.

—Да, это просто ваше поколение умом тронулось! Ха! Книги об успехе и управлении своим временем! Чушь! Добьется успеха тот, кто по-настоящему любит своё дело и вкладывает душу, а про управление временем, читать пустая трата времени и неужто человек, который не умеет управлять своим временем, найдет время чтобы прочесть её? Разве не смешно? — аргументировала медсестра.

—Ха-ха-ха! Вы от части правы! Но у меня правда нет времени, чтобы даже познакомиться с кем-то и куда-то сходить отдохнуть. Я же не лежу дома на диване, верно? У меня дежурства сутки через двое. В остальные дни работа и пациенты, больные дети, которых я не могу оставить. Просто не имею права бросить! Я нужен им. И я должен помочь им в любое время суток. Это моя первостепенная задача. А остальное, как-нибудь само собой рассосётся. Если выйдет, то хорошо. Нет, значит не моё это. И у меня нет времени на такую глупость, как свои эмоции и чувства.

—В погоне за успехом и деньгами, вы, молодые, упускаете самое важное! Вы упускаете саму жизнь во всей её красе! Стремление больше зарабатывать превращается в ежедневную гонку и элементарную борьбу за существование. А зачем вам больше, если у вас нет времени на жизнь, вы же всё расписали, вы круглосуточно на работе, а на работе, больше чем халат и фонендоскоп вам и не нужно, вы не задумывались? Да и все эти вещи, на работе выдают, то и покупать не нужно. Работать ради того, чтобы заработать и при этом жить на работе и только работой, это замкнутый круг, Вам не кажется, что смысл теряется? Тогда это называется самопожертвование и тогда вы можете жертвовать собой и бесплатно, логично, зачем здесь гонки за заработком, они в вашей схеме излишни? Вы не живёте, не радуетесь, не любите, не наслаждаетесь тем, что сейчас вокруг вас, вы просто существуете и надеетесь, что такая глупость, как любовь и чувства придут потом, когда вы будете на вершине успеха! Но когда вы будете на вершине успеха, вы как правило, будите дряхлым и немощным, рядом лишь будут завистники, лицемеры и враги готовые вас скинуть с пьедестала в любую секунду, и рядом вы не найдете родных глаз, искренне радующихся вашим успехам и достижениям! И окружать вас будут лишь те, кто готов на всё, чтобы опустошить все ваши заработанные сбережения, так как даже разумно потратить вам будет некогда. Поэтому, Алексей Иванович, чтобы были силы жить дальше, а также были силы, чтобы лечить своих детей из отделения, необходимо откуда-то черпать эту силу, должен быть источник сил и энергии, а у человека это семья: надёжный тыл, любящие близкие, ради которых есть смысл делать всё то, что вы перечислили. Лишь чувство любви даёт их, и движет людьми к успеху, как говорят влюбленные и горы свернут, лишь бы друг друга увидеть. Поэтому не смейтесь над моими романами, и подумайте об этом на досуге, — сказав такую длинную речь, Галина Степановна, сама немного удивившись своему красноречию, похлопав по плечу молодого педиатра, вышла из кабинета, оставив его наедине со своими мыслями, даже не дав ему парировать.

«Наверное, обиделась?» — подумал он и продолжил заполнять журнал по датам сверяя, всё ли верно.

За дверями нарастал шум и были слышны детские голоса, группа детей в шортиках и маечках пришла уже делать прививки, их по парам, чтобы не было так страшно, заводила Галина Степановна в медицинский кабинет. Остальные ютились в коридоре на лавочках. По одному врач-педиатр приглашал к себе, проводил осмотр, слушал детей «волшебной трубочкой», заглядывал в уши и горло, что-то записывал, ласково разговаривал с детьми, а после отправлял за ширму, где уже Галина Степановна делала прививку. За тем, как детский-врач работал можно было бы смотреть очень долго, ведь с каждым он разговаривал, для каждого находил подход, каждого мальчонку и девчушку лет пяти он вольно или невольно заставлял улыбнуться или пытался рассмешить, чтобы маленькие пациенты не боялись укола и не оставалось от процедуры негативных впечатлений. Тут дошла очередь до рыжеволосой девочки, которая была вся в веснушках с выразительными зелёными глазами, её за руку держал мальчишка, который подталкивал её идти на осмотр к доктору.

—Вовка, пусти! Я не пойду! Я боюсь, — чуть не плача и надувая губы пробормотала она.

—Не бойся, Юлька! Я рядом, — ответил уверенно парнишка, глядя ей в глаза, он нерешительно отпустил её руку, чтобы та пошла к врачу. Эту сцену заметил Алексей Иванович и с улыбкой ответил детям: «не бойтесь! до свадьбы заживёт!»

—Честно-честно? — спросила Юля, поднимая на него взгляд.

—Честно-честно! — ответил доктор, протянув свой мизинец, тем самым поклявшись ребёнку, что всё заживёт. Девочка в ответ протянула свою маленькую ручку со своим вытянутым мизинчиком, и они пожали их друг другу. После чего она звонко рассмеялась, в свой наполовину беззубый по возрасту рот. После чего доктор отправил её делать прививку, за ней следовал на осмотр мальчишка Вовка, который смотрел на него по взрослому суровым взглядом, закусывая от стеснения губу, спросил:

—Откуда вы знаете, что у нас с Юлькой будет свадьба?

—Чего? — не сразу поняв, удивлённо спросил врач. Ну рано или поздно, наверное, у каждого будет свадьба, — смеясь и умиляясь детской наивности, ответил доктор.

—Нет! Вы клятву на мизинцах дали, что до нашей с Юлькой свадьбы всё заживёт! Вы доктор, а мама говорит, что доктора всё на свете про людей знают. Поэтому скажите, правда, что у нас будет свадьба? Наступила пауза, после которой ребёнок продолжил:

— Просто… — слегка замявшись, я её ЛЮБЛЮ! Он покраснел от смущения и волнения, скрутил край своей майки, даже не заметив этого.

Это услышала даже Галина Степановна и выглянула из-за ширмы. Молодой педиатр, смотрел на ребёнка, как на взрослого и видел в нём совсем не детские переживания и чувства. Он не мог, не имел права посмеяться над ними и видя всю серьёзность парня, спросил:

—Скажи, а как ты понял, что ты любишь её?

—Как я понял? Хмм.. никак! Она пришла в нашу группу. Я просто посмотрел ей в глаза и всё. И я понял, что хочу с ней дружить. Затем я пообещал ей, что буду с ней всегда-всегда рядом, после того, как у неё выпал первый зуб, она тогда так плакала. Я думал она плачет потому, что больно. Но она смешная, плакала, потому что думала, что она станет не красивой. Я сказал ей, что она самая красивая. Она рассмеялась и обняла. Чтобы она больше не плакала, я захотел всегда быть рядом с ней. Так я и понял, что люблю.

—А ты молодец! Знаешь, всё в ваших руках, но я думаю, раз ты ей пообещал всегда быть рядом, то ты выполнишь это обещание. А до свадьбы, надо чуть-чуть ещё подрасти, хорошо?

—Угу— ответил Вовка, и увидел, как из-за ширмы без слёз и уже с ваткой от сделанной прививки выходит Юлька.

—Тебе больно? — обеспокоенно спросил он.

—Нет, ни больно! — улыбаясь ответила девочка, на что мальчик в ответ ей улыбнулся и пошел за ширму делать прививку. Опомнившись Юлька крикнула:

—Я буду в коридоре на лавке ждать тебя!

Хоть Вовка был уже за ширмой наедине с медсестрой, он услышал это и его рот расплылся в улыбке. Так незаметно за общением с детьми прошел рабочий день, всех детей осмотрели в детском саду и привили, прививочный план был на сегодня выполнен.

—Забавные сегодня были детишки, не находите Алексей Иванович? —спросила медсестра, протирая столы и убирая всё по своим местам.

—Да, не зря говорят «уста младенца глаголют истину», — задумчиво произнес он. А я уже догадываюсь, что вы скажете, исходя из того, какую тему мы подняли утром, — продолжил он говорить, сортируя все бумаги и справки по папкам.

—Дети чудесны! Они не думают о деньгах и успехе. Поэтому они счастливы, они живут здесь и сейчас и наслаждаются этим моментом. Поэтому детство можно назвать счастливым временем в жизни человека, ведь оно беззаботно.

—Вот именно, потому, что оно беззаботно, они и счастливы.

—Не только. У мальчишки по имени Вовка есть забота, он заботиться об Юльке и от этого счастлив, —продолжила медсестра.

—У него на это больше времени, пока ребенок, а потом всё может десять раз изменится.

—Может изменится, не спорю. Но он бы мог играть с другими мальчишками в футбол, а он сидит в песочнице с Юлькой. Не потому, что ему интересен домик из песка, а потому, что он хочет быть рядом и играть с озорной девчонкой по имени Юлька, которая ему нравится больше, чем футбол. Ты думаешь он об этом пожалеет? Ни чуть! Ведь в этот момент здесь и сейчас он счастливее, чем тогда, когда гонял мяч во дворе с друзьями. Говоришь: «нет времени на любовь»? Знаешь, мы на все находим время, на всё, а на то, что действительно важно не находим. Ведь именно от любви, порой зависит вся твоя дальнейшая жизнь и упускать это, отдавая жизнь в рабочий поток, непростительная глупость.

Педиатр выслушал всё, что сказала ему его мудрая старшая коллега, молча собрал вещи, попрощался и пошел. Ему необходимо было ехать на ночное дежурство. Выйдя на улицу, помимо гололеда прибавился холодный ливень со снегом, благо в его портфеле был зонт, он вытащил его и пошёл, уткнувшись по уши в своей шарф, пытаясь спрятаться от порывов холодного ветра и ливня со снегом. Он шел по улице, перепрыгивая через лужи, о многом думал и ничего не замечал вокруг. Как вдруг очередной шквальный порыв ветра, начал гнуть и выгибать спицы у зонта, мужские и крепкие руки смогли удержать зонт и повернуть его против ветра, не дав ему погнуться. Среди гула машин и звука хлюпающих подошв он услышал женский голос:

«О, Нет! Мой зонт!»  Поднимая взор от серой мокрой тротуарной плитки, он увидел перед собой девушку в бежевом тонком пальто, из рук которой порывом ветра вырвало зонтик и тот полетел на проезжую часть, скрипя ломаясь под колесами проезжающих машин. Она обхватила себя руками за плечи из последних сил, как бы сдерживая тепло, по внешнему виду она, точно не прислушалась к прогнозу погоды, и как многие сегодня выбрала более легкую одежду.

Педиатр спешил на работу, но пройти мимо и не помочь человеку он не мог, это было не в его правилах:

—Девушка, вам в метро? — спросил он, подходя, укрывая её зонтом.

—Да, —ответила она.

—Пойдемте тогда я провожу вас, чтобы вы не промокли до нитки, — предложил молодой человек.

—Спасибо вам большое! — ответила с восторгом она. Идя рядом он заметил, что промокнуть всё же девушка успела, так как её длинные волосы спутавшись мокрыми клочьями, прилипли к её бежевому пальто, которое от воды стало на тон темнее, в тех местах, где оно впитало влагу. От холода её тело дрожало, и она судорожно пыталась согреться, потирая плечи руками с тонкими пальцами. Так как метро было почти рядом, то идти им пришлось не долго. Зайдя под крышу перехода девушка ещё раз поблагодарила незнакомца, который поделился с ней своим зонтом.

—Оставьте зонт у себя, он вам нужнее. Не хватало ещё, чтобы вы заболели! Девушкам нельзя простывать и переохлаждаться! — сказал он неожиданно для самого себя и снял свой бардовый тёплый шарф, быстро повязав его на шею незнакомки. Тут он, глядя на неё в упор, увидел по-детски удивленные сине-голубые глаза девушки и опешил, потеряв дар речи. Всё что он смог—это мило улыбнуться, после чего быстро пошел в переход к своей линии метрополитена, совсем не ожидая, услышать стук бегущих за ним женских каблуков:

—Постойте, молодой человек! Мне не удобно, спасибо конечно большое! Разрешите узнать ваше имя и номер телефона, я верну вам ваши вещи! —решительно произнесла она.

—Алексей. А номер, надо бы записать, если вам так хочется вернуть их, — произнес он, совсем не ожидая такого поворота событий. Она в ответ из подмышки вытащила книгу, ткнула пальчиком в форзац, со словами:

—Нужна ручка, чтобы номер записать, есть?

—Да, где-то была, — нащупывал он ручку у себя в грудном кармане. Достав ручку, он оставил номер в книжке, и с любопытством спросил:

—Что читаете? Романы?

—Да, как вы догадались? Правда роман не обычный, а фэнтези…

—Ну, ка? Покажите? —произнес он, переворачивая обложку у книги… «Волкодав», да читал когда-то знаю. Хороший выбор. А вас как зовут?

—Меня? Моё имя такое же, как и у автора этого романа, раз вы его читали, то должны знать, — ответила она, озорно улыбаясь.

—Ха-ха! Я вас понял, Мария.

—Ну, раз вы, Алексей, читали «Волкодава», то я вам точно позвоню, — ответила она ему смеясь.

—Буду ждать звонка, — улыбнулся он неотразимо красивой улыбкой с ровными от природы белыми зубами, провожая взглядом девушку, которая бежала по своим делам, а ему предстояло идти по своим.

На улице было сыро и холодно, но он был доволен, сам даже не понимая, чему именно. Придя на дежурство, он делал все как обычно, но на часы смотрел чаще обычного, и стал замечать, что минуты тянуться словно часы, а часы вообще превращались в вечность. Телефон безмолвно лежал на столе, Алексей в который раз проверял не разрядился ли он, доступна ли сеть, что было не свойственно ему никогда.

«Какая глупость, неужто я жду этого звонка?» — подумал он. Он не смог ответить самому себе на этот вопрос, его тело не находило место, он то вставал, то ходил по кабинету взад-вперёд, мысли невольно повторялись в голове, он в очередной раз прокручивал встречу с незнакомкой, и в очередной раз бросал нервный взгляд на молчащий телефон. «Неужели не позвонит? А я дурак не взял её номер телефона, а если бы и взял, то что бы я сказал? Девушка вы не забыли вернуть мне мои вещи? — какая дурь! Нужно признать, что это фиаско, брат!» — мысленно разговаривал он сам с собой, как вдруг телефон начал сходить с ума от вибрации, высветился неизвестный номер, он вскочил с места и лихорадочно трясущейся от волнения рукой взял трубку, испарина выступила на лбу, щеки зажгло от румянца.

—Я слушаю, — постарался, как можно спокойней ответить он.

—Алексей, добрый вечер! Это Мария! Я.. —раздалось в трубке, и на полуслове он прервал её:

—Да, я узнал вас, Мария! Как ни странно, вы обещали и позвонили, а я почему-то ждал вашего звонка целую вечность…

 

Папичева Мария

31.10.2018

Ваше мнение по произведению "Нет времени любить"

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...