Большая часть нашей группы собирается на экскурсию по Еревану, несколько ребят хотят на завод «Арарата», а одного-двух человек Азат готов взять с собой автостопом к подножию великой горы. Пока народ сонно слоняется по квартире, подбирая пустые бутылки и воюя за душ, мы с Катей и Викой быстро закидываем в рюкзаки необходимые вещи.
В итоге мы представляем идеальную команду для автостопа по горной Армении: три русские девушки и парень с именем, которое носит каждый второй армянин.
Мы выходим из дома, заглядываем в ближайший магазинчик, на ходу завтракаем свежим лавашом и таном. Солнце уже ощутимо припекает. Для того, чтобы начать стопить, нужно выехать за черту города, поэтому садимся в автобус, направляющийся в сторону Арарата.
Почти у самой границы с Турцией на небольшом каменистом холме стоит монастырь Хор Вирап, где, по приданию, был заточен в темницу Григорий Просветитель, в 301 году крестивший всю Армению. Отсюда лучше всего видно гордый Арарат, манящий, но недосягаемый за турецкой границей. Мы спускаемся в темницу, затем поднимаемся на вершину холма. К нашему разочарованию, на бо́льшей из двух вершин Арарата сидит темное облако, впрочем, вид все равно впечатляющий.
На часах только 12, поэтому мы решаем попробовать доехать до Севана. Выбираем путь, захватывающий ещё один горный монастырь, и идём по дороге, пытаясь поймать попутку.
— Мы студенты из московского медицинского университета. Ну да, будем докторами. Были в горах с туристической группой, только что спустились. А то, спортсмены, конечно. Лазили к подножию Аждаака. Начали от Гарни, поднялись к Гегарду, хотели перевалить хребет, но оказалось слишком много снега, поэтому решили вернуться в Ереван раньше времени. Остальная группа отдыхает в городе, а мы захотели посмотреть страну. Конечно, нам ужасно нравится Армения, чудесная страна. Безумно красиво, и люди здесь очень добрые! Нет, у нас в России такого гостеприимства не встретишь, это правда. Конечно, обязательно приедем ещё!
Главное говорить. Говорить много и не переставая – своеобразная плата за проезд. К счастью, Азат чудесно справляется с задачей, к концу дня произнося всё это на автомате, словно заевшая пластинка. Отдельным номером программы – знакомство.
– Азат? Так это ж армянский имя. Ты – армянин?
– Нет, отец назвал меня так в честь своего друга.
Но армян этот факт не слишком волнует, перед нами сразу открываются все армянские двери:
– Азат – хороший имя! Азат значит «свобода».
Рядом с нами тормозит старая легковушка. В ответ на наш стандартный рассказ, водитель заявляет, что зовут его Араратом (а как же иначе), что он работал в Москве, а потому русских очень любит. И незачем нам мотаться по дорогам в поисках машины, лучше пусть нас подбросит его брат. Через 20 минут мы уже сидим в шикарной белой японской машине. Семь мест, просторные кресла, под ногами бежевое ковровое покрытие. Армения бедная страна, но хорошая машина – это хороший конь, без него по горному серпантину никуда.
Брата зовут не слишком армянским именем Альберт, первую часть дороги он просто молчит и лучисто улыбается огромными глазами. Альберт едет в соседнюю деревню, которая нам по пути. На горизонте медленно набухают свинцовые тучи. До деревни почти сорок километров, мы просим Альберта докинуть нас до шоссе, напрямую ведущее к Нораванку, нашему следующему монастырю. Высаживая нас, Альберт требует обменяться телефонами, и, если мы не сможем найти попутку, обязательно звонить ему.
Мы идём по горному серпантину, машем попутным машинам. Начинает накрапывать дождь, перерастающий в стремительный ливень. В унисон с первыми каплями у Азата звонит телефон. Альберт. Говорит, что не может бросить нас под дождем и уж лучше довезёт до монастыря сам.
В этот же момент перед нами останавливается легковушка, едущая навстречу, – водитель спрашивает, куда нас подвести. Мы поспешно объясняем, что нам уже не надо, мы здесь ждём друга с машиной. Легковушка уезжает, но сразу за ней останавливается фура. А за ней снова легковушка – и все это за какую-нибудь минуту. Четвертой из-за поворота выскакивает белая нива, выплевывая седого, круглого и громогласного армянина. Он широко распахивает двери своего боевого коня и отказывается слушать какие-либо возражения. Да и возражений у нас уже немного, потому что дождь заметно усиливается.
Мы наперебой объясняем, что везти нас никуда не надо, на что армянин предлагает просто подождать нашего друга у него в машине. Зовут его Вячеслав, коротко – Славик. Он местный ветеринар, «лошадный доктор». За пять минут мы оттарабаниваем уже привычную речь, на что Славик заявляет: » Так, у меня здесь дом пять минут ехать. Поехали чай пить. Звони другу, говори едем к Славику чай пить». Мы снова ничего не успеваем возразить, а учитывая обеденное время, не слишком об этом жалеем.
Снаружи дом Славика похож на обычный деревенский, но внутри стильный интерьер, новая побелка и современная кухня – сразу видно, кто делает евроремонт в российских квартирах. Армения бедная страна, но строит здания качественно и на века.
Нас встречает жена и взрослый сын Славика. Кажется, они нисколько не удивлены нежданным гостям, выдают нам тапочки и провожают на кухню. Жена быстро накрывает на стол: лепешки с черными угольками, домашний сыр, самодельный мед, яблоки. Варит кофе и высыпает в миску конфет. Нам все это кажется слегка нереальным, ведь скатерть-самобранка бывает только в сказках. Скулы сводит от улыбки, которую невозможно убрать с лица. Через десять минут приезжает Альберт, его тоже поят кофе.
Дождь тем временем заканчиваются, а в машине нас ждёт Самвел, друг Альберта, который «лучше знает дорогу до монастыря». Теперь мы едем по горным дорогам вшестером. Армяне, видимо, желая нас порадовать, врубают на полную громкость колонки, из которых льется отборнейший русский шансон, от которого моментально вянут уши.
Наш путь до монастыря лежит через деревушку Арени́, самую знаменитую армянскую винодельню. Альберт останавливает машину у красивого магазина с круглой дверью. Из приоткрытого погреба выглядывают огромные бочки и ряды пыльных бутылок. На столе открытые бутылки и бокалы– все вина можно дегустировать. Гранатовое, вишневое, малиновое и абрикосовое… Лучше всего – виноградное полусладкое. Последним мы пробуем виноградное вино 20-летней выдержки, которое сто́ит немалых денег. Представьте себе запах старого винного погреба, а теперь сконцентрируйте его, превратив во вкус, – в жизни не пробовала более необычного вина.
Наши армяне покупают бутылку вина на разлив. Теперь мы едем по армянским горам под русский шансон и пьем божественное полусладкое вино из пластиковых стаканов.
Путь к Нораванку лежит через одноименное ущелье. Небо цвета стали, скалы, после дождя отливающие кирпично-красным, пронзительно зелёная трава и монастырь, построенный из туфа горчичного оттенка. После дождя воздух свежий и леденящий.
Посовещавшись, мы с грустью понимаем, что успеем на Севан, в лучшем случае, к заходу солнца, да ещё надо вернуться в Ереван, а по темноте это будет непросто. Поэтому просим наших армян по пути в родные деревни добросить нас до дороги, ведущий в Ереван.
Наивные, мы думали армяне отпустят нас так просто. «У меня тут дача близко ехать. Поехали шашлык есть. Ты когда-нибудь видел, как настоящий армянин готовит настоящий люля-кебаб? Лучшего люля-кебаба тебе никто не приготовит!». Вика против того, чтобы ехать на дачу к малознакомым армянам, и ее страх более чем справедлив. На улице темнеет, а мы почти в сотне километров от Еревана. Армяне уговаривают очень настойчиво. Кто хоть раз был в Армении, знает, как трудно избежать гостеприимства этого народа. Да и аргументы про лучший в мире шашлык на голодный желудок звучат очень убедительно. Мы уступаем, Вика на остановке фоткает номер машины и отправляет его Илье.
Мы подъезжаем к темной даче на окраине горного поселка. Через десять минут подкатывает машина, откуда вылезают ещё два армянина среднего возраста. Вот тут нам становится не по себе. Мы заходим в дом, армяне топят печку и достают купленные продукты. Девушкам поручают резать овощи, теперь мы хотя бы знаем, где лежат ножи. Мужчины разжигают во дворе мангал, нанизывают мясо и фарш на шампуры. Мы стараемся по возможности держаться вместе и поближе к Азату, через час шашлык и кебаб готовы. Альберт берет огромный лаваш, рвет на куски и с их помощью снимает шашлык с шампуров. Девочки аккуратно отдают мне картошку и забирают себе мясо, благо за лавашом не видно. Не дай бог армянин узнает, что ты не ешь его чудесный шашлык. Кто-то из армян уезжает в соседнюю деревню к своей бабушке и через пятнадцать минут возвращается с домашним сыром.
Мясо, свежие овощи, горячие лепешки, сыр и сметана. Армения бедная страна, но поесть они умеют.
На столе появляются бутылки с вином и бутылка местного самогона, собственноручно сваренного одним из армян: он даже показывает на телефоне фотографии своего абрикосового сада, который послужил сырьём. Мы с Катей не можем удержаться от интереса попробовать это варево, которое режет слизистую носа, но продолжает пахнуть абрикосом. Армяне утверждают, что там 60 градусов, по мне – и того больше. Самвел выливает немного самогона на блюдечко, чиркает зажигалкой и самогон вспыхивает синим пламенем. Произносятся тосты. На то, что девушки лишь делают вид, что пьют, армяне смотрят снисходительно, а вот Азату приходится хуже: «Ты что не пьёшь, э, невкусно что ли? Обижаешь. Дай ещё налью».
В десять часов вечера мы очень настойчиво начинаем напоминать, что нам нужно попасть в Ереван, что нас там ждут друзья и что они, армяне, обещали нас до Еревана довезти. Не тут то было, ведь мы «так мало съели и нужно обязательно сказать ещё один самый последний тост». Последний тост превращается в три, но спустя полчаса, к нашему облегчению, мы наконец выходим из-за стола. Ещё двадцать минут армянам требуется на сборы, затем мы спускаемся к машинам. И тут выясняется, что от нашей машины Самвел умудрился потерять ключи. Вот тут нам становится по-настоящему страшно. Пять минут проходит в напряжённом ожидании, пока Самвел наконец не сообщает, что смог отыскать ключи. Мы тихо выдыхаем и забираемся в машину.
Катюша на заднем сиденье быстро засыпает, я стараюсь не отключаться, Азат и Вика внимательно следят по карте за нашим передвижением. В голове пусто от усталости и пережитых эмоций.
Нас добрасывают до прямого шоссе на Ереван, где на заправке мы довольно скоро находим попутку. Заботливые армяне убеждаются, что мы нашли машину, и только затем уезжают. Водитель попутки, наверное, немало удивлен нашему дружному стону в ответ на предложение выпить где-нибудь кофе.
К полуночи мы наконец дома. Нет сил рассказывать, что с нами было, я расстилаю спальник и моментально проваливаюсь в глубокий сон. В ушах гудят грубые голоса с армянским акцентом.

Яна Володина.

Ваше мнение по произведению "Армянские майские"

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...