“Ведь если не пылать и примиряться

И не стремиться поддержать плечом,

Пусть в трижды безнадёжной ситуации,

Зачем же быть сестрой или врачом?!” 

Эдуард Асадов

 

Мы часто говорим об ответственности, возложенной на врачей. Настолько часто, что трудно становится прочувствовать значение этого понятия в повседневной жизни. Оно раскрывается неожиданно, приходит вместе с испытаниями. И в такие моменты решение, принятое одним человеком, может повлиять на многие жизни.

В 1939 году группа советских учёных – Абрам Берлин, Виктор Туманский и Евгения Коробкова – ввели в свой организм по 250 миллионов чумных бацилл, чтобы испытать безопасный штамм, выведенный во Франции в качестве вакцины. Испытание посчитали успешным, Абрам Берлин приехал из Саратова в Москву, чтобы на торжественной коллегии Наркомздрава сообщить о победе над чумой. Уже после доклада Берлин ощутил недомогание. Врач, осмотревший его в гостинице, диагностировал крупозную пневмонию.

Именно в тот день дежурным врачом в Ново-Екатерининской больнице был Симон Зеликович Горелик – ассистент кафедры терапии Первого Московского медицинского института (ныне МГМУ имени И.М. Сеченова). Он принял Берлина и при первичном осмотре обнаружил лёгочную чуму – заболевание со стопроцентной летальностью.

Симон Горелик принял единственное решение, которое могло быть правильным в тот момент: по телефону сообщил о произошедшем коллегам-инфекционистам и вместе с пациентом изолировался в одном из подвальных помещений больницы. Спасти жизнь Берлина не было шансов, но Симон Горелик до последнего часа делал всё, чтобы облегчить его страдания. А затем остался в изоляции один и сам погиб от того же заболевания.

Благодаря вовремя принятым мерам в Москве удалось предотвратить эпидемию. Вскоре чума была побеждена, коллег Берлина в 1952 году наградили Сталинской премией. Однако эта победа могла бы иметь намного более высокую цену, если бы не подвиг Симона Горелика.

Сейчас, чуть больше восьмидесяти лет спустя, медицинские работники сражаются с новой угрозой – пандемией COVID-19. История Симона Горелика и многих других выдающихся врачей с достоинством продолжается в студентах Сеченовского университета.


Первыми вступили в борьбу с вирусом шестикурсники Института общественного здоровья. С 3 марта во время практики перевелась в Коммунарку команда трёх будущих врачей-эпидемиологов: Мария Папичева, Мария Коробова и Анастасия Светличная.

О буднях первых героев рассказала Мария Папичева.

 

– Мария, какую работу вам приходилось выполнять? Насколько это отличалось от обычной практики?

Сводки с больничного фронтаОбычная практика проходила в виде лекций и ознакомлений с нормативными документами. Опытные врачи рассказывали нам о том, как требуется выполнять работу госпитального эпидемиолога в клинических условиях. Объясняли всё, раскладывая по полочкам, и знакомили с персоналом. 

А тут пришлось столкнуться с реальной действительностью, где никто не объяснит, как и что писать. Ты должен с лёту понимать задание и выполнять его как можно оперативнее: составлять акты, готовить пациентов к выписке, проводить эпидемиологические расследования грамотно и быстро. Приходилось заниматься анализами: доставлять их на «скорой» или искать результаты в Центре гигиены и эпидемиологии на Графском переулке. Там тоже завал работы, происходили задержки из-за бумажной волокиты, а нам необходимо было принимать решение: выписывать пациентов или продолжать лечение. Поэтому мы помогали разбирать документы, попутно отыскивая своих пациентов. Статистика, круглые сутки сплошная статистика. Мы постоянно были на связи со всеми заведующими отделений, информируя их о результатах анализов.

С нами работали сотрудники из оперативного штаба. Они помогали с эпидемиологическими расследованиями и в общении с пациентами.

Было непросто. Мы добровольно оставались до поздней ночи, помогали врачам. По расписанию практика была до трёх дня, но мы могли, оставшись без обеда, работать до темноты. И снова приходили утром.

 

– Не было ли перед тем, как перевестись в Коммунарку, у тебя сомнений: опасений за своё здоровье, за здоровье близких?

Моя практика началась в первые дни марта в ГКБ №31 на проспекте Вернадского. Где врач нам сказал, что в Коммунарке нужна помощь студентов с сертификатом помощника врача-эпидемиолога. И мне искренне захотелось поучаствовать. Я всегда имела активную гражданскую позицию и, как будущий эпидемиолог, не смогла остаться в стороне. На тот момент нас было трое: я и две мои сокурсницы – Мария Коробова и Анастасия Светличная. Опасения были, но в нашем университете на кафедре эпидемиологии и на всех видах гигиен нас хорошо обучили, поэтому я строго соблюдала все правила личной гигиены.

 

– Можешь рассказать вкратце, как ухаживают за больными с коронавирусом и как их лечат?

Новомосковский медицинский центр в Коммунарке – это новая клиника с современным оборудованием и хорошими условиями для работы врачей любого профиля. Лечение ведут в соответствии с рекомендациями Минздрава и Роспотребнадзора. Кто-то из пациентов пребывает на карантине с подозрением на коронавирус, кто-то полностью изолирован в отдельных боксах. Есть те, кто выздоравливает. Есть тяжелые больные, за которыми круглые сутки наблюдают. Дежурят бригады врачей-реаниматологов. Врачи самоотверженно борются и стараются помочь всем. Для меня как для выпускника это ценный опыт работы в условиях пандемии, особенно в команде с профессионалами своего дела.

 

– Что было самым сложным в работе, в общении с пациентами?

Мы помогали проводить эпидемиологические расследования: прослеживали, откуда пациент прибыл, где контактировал с заболевшим, кого мог потенциально заразить. Пациентам приходилось отвечать на одинаковые вопросы лечащим врачам, инфекционистам, оперативникам, эпидемиологам. И они, устав повторять одно и то же, иногда выказывали раздражение. Приходилось успокаивать их, вежливо и тактично объяснять, что нам нужна информация для предупреждения распространения инфекции.

Также были проблемы с гражданами, которые конфликтовали с врачами и не хотели оставаться на карантине, в то время как мы должны были изолировать их на определённый срок – хотя бы до получения двух отрицательных проб (изначально подразумевается помещение в карантин на 14 дней, до получения трёх отрицательных проб). Люди, в общем-то, сами вредили себе и окружающим. Были случаи, когда за ними приезжали полиция и Росгвардия, чтобы изолировать насильно и выписать штраф.

 

– Не угнетает ли психологически взгляд на ситуацию изнутри?

Нет, не угнетает. Ты просто понимаешь, как никто другой, что это всё не шутка, а реальность на сегодняшний день. Спасибо средствам массовой информации за то, что акцентируют внимание на этой проблеме, потому что люди склонны надеяться на «авось», думают, что пандемия их не коснётся. А коснуться может любого, поэтому лучше перестраховаться и остаться дома.

 

– Будет ли у тебя возможность после выпуска из университета продолжить участвовать в борьбе с коронавирусом?

Для начала я надеюсь, что выпущусь и получу диплом, так как на сегодняшний день неизвестно, как долго продлится режим самоизоляции. А все студенты в нашем университете сейчас на дистанционном обучении, которое так оперативно организовал учебный отдел во главе с Татьяной Михайловной Литвиновой. Выпускникам этого года важно своевременно получить диплом об образовании, чтобы начать свою профессиональную деятельность, администрация вуза это понимает и делает всё, чтобы помочь. Поэтому мы просто ждём дальнейших распоряжений.

А так, если честно, мне бы хотелось торжественно получить диплом, и чтобы ситуация с коронавирусом к тому моменту позволила нам, как и всем, отпраздновать выпуск.

 

– Как будущий эпидемиолог, ты можешь предположить, к чему сейчас должны стремиться врачи? Что, на твой взгляд, особенно важно, чтобы остановить пандемию?

Врачи делают всё, что в их силах. Но дальнейшее развитие пандемии зависит не от одних врачей, а в первую очередь от понимания проблемы каждым гражданином страны. Каждому нужно беречь себя и близких, не выходить без особо надобности в общественные места, держать дистанцию, беречь пожилых родственников, воздержаться от походов в гости. Если хочется пообщаться – сейчас лучше позвонить. Необходимо воздействовать на путь передачи инфекции, а для этого – разобщить население, самоизолировавшись. И тогда распространение болезни постепенно начнёт снижаться.


Боевая практика продлилась до конца марта. А вслед за первопроходцами подключились к борьбе с пандемией и многие другие студенты Сеченовского университета.

Сводки с больничного фронта

Анастасия Сазонова, студентка 5 курса Международной школы «Медицина будущего» работает медсестрой в терапевтическом отделении ГКБ №15 им. Филатова. Она рассказала о непростом труде среднего медицинского персонала:

«Самое трудное – это смотреть, как страдают и умирают пациенты, когда ничем им помочь не можешь. Мы даже не всегда можем снять болевой синдром. В моём отделении все пациенты в крайне тяжёлом состоянии: с двусторонней пневмонией, многие имеют хронические заболевания, некоторые – онкологию. Поэтому большинство из них лежат с кислородными масками и баллонами. Кстати, пациентов до 50 лет около 40%, так что и молодым людям бывает очень плохо.

И, конечно же, самое трудное заключается в том, что у нас в отделении лежит около 80 пациентов, принимать больше некуда, больница заполнена. А на такую загруженность всего лишь два врача, две процедурные и две постовые медсестры и две санитарки. Вечером остаются два врача, две медсестры и одна санитарка. Так что нехватка рук сильно ощущается. Тем более что мы работаем 24/7 и пытаемся дать друг другу хоть небольшую передышку. Поэтому бывают ситуации, когда остаёшься на посту один и физически не успеваешь оббежать всех пациентов».

Непросто выдержать настолько напряжённую работу, когда со всех сторон поступает информация о растущем числе заражённых. Анастасия, однако, не позволяет себе падать духом: «Внутри больницы не чувствуешь времени, нет даже возможности подумать. А дома я отсыпаюсь и смотрю фильмы, читаю. Так что не смотрю новости и не унываю».


Находится немало тех, кто, не являясь сотрудниками больниц, помогает в борьбе с пандемией как волонтёр. Добровольцы тоже берут на себя немалую и самую разнообразную нагрузку. Четыре студента Института клинической медицины ответили на вопросы о том, как проходит их волонтёрская работа.

 

Мария Смирнова учится на 4 курсе. В течение недели она работала в ГКБ №40 в Коммунарке.

Сводки с больничного фронта«Поначалу было не очень много работы – я попала в инфекционное отделение, где лежали пациенты с COVID-19. Просили отвезти пациентов на КТ и обратно в палату. 
Будучи активным человеком, я не могла сидеть без дела и переместилась в приёмное отделение. Вот тут понадобилось брать на себя множество функций. Из-за постоянного притока пациентов врачи сбивались с ног, поэтому меня просили делать первичный осмотр: проводить физикальную диагностику и собирать анамнез. Далее я вносила вновь поступивших в базу ЕМИАС, назначала первичные анализы, отправляла на КТ. После получения результатов заведующий приёмным покоем распределял пациентов по отделениям: тяжёлых отправляли в реанимацию, с заболеванием средней степени тяжести – по палатам. На этом мои функции заканчивались».

 

Артём Мингазов, студент 2 курса, трудится как волонтёр в ГКБ №15 им. Филатова.

«Функционал разный, но в основном это помощь среднему медперсоналу: внутривенные инъекции, внутримышечные инъекции, заполнение документации, помощь врачам при постановке катетеров, а также санации, так как я работаю в отделении реанимации и почти все пациенты у нас находятся на искусственной вентиляции лёгких. Что-то я умел, что-то учился делать на месте. Мне очень повезло с персоналом отделения, в котором я помогаю: если чего-то не знаешь или не умеешь, они всегда помогут, всё покажут и расскажут».

 

Сводки с больничного фронтаМери Чобанян работает также в ГКБ №15 им. Филатова. Разнообразие обязанностей она обозначила лаконично:
«Помощь нужна абсолютно в любых манипуляциях: от мытья полов до введения инъекций и заполнения документов».

 

Игорь Матвеев в этом году оканчивает 6 курс. И в его случае выбор больницы для работы волонтёром оказался неслучайным.

«Я на постоянной основе дежурю в своём профильном отделении на базе больницы имени Юдина. Данное учреждение не стали перепрофилировать для борьбы с новым видом инфекции.

В конце декабря в больнице кто-то рассказывал о том, что услышал о происходящем в Китае. В середине января многие обсуждали коронавирус. Обедая, делились мнениями. В феврале неясную этиологию и подходящую клинику в шутку именовали всем известной на сегодня инфекцией. В марте были первые вспышки, изоляция подозрительных пациентов до приезда скорой, но внутренняя тревога легко поддавалась лечению. А затем пришлось столкнуться с неизбежной действительностью.

С уверенностью могу сказать, что моё приобщение к «действительности» началось именно в ГКБ им. Юдина. 
На данный момент я помогаю в борьбе с распространением инфекции на базе ГКБ №40. 
Эта больница – личный выбор, который я сделал, опираясь на принцип: «где началось, там и должно закончиться». И мне бы хотелось увидеть последнего выписанного пациента именно там, куда однажды привезли первого».

Игорь также объяснил, в чём заключается его деятельность в качестве волонтёра: «Я не привязан к официальному трудоустройству, помогая больнице в качестве волонтёра. А значит, нет и чётких обязанностей. Учитывая, что колоссальная нагрузка ложится на средний медицинский персонал, волонтёров закрепляют именно за ними. Отсюда соответствующие обязанности, зачастую идентичные медсестринским».


У каждого из ребят – своя история о том, как они приняли решение участвовать в борьбе с пандемией.

Сводки с больничного фронта

«С самого начала пандемии я понимала, что должна чем-то помочь. Наверное, я из тех, кто не может остаться в стороне. Потом как-то вечером просматривала свои фотографии с Чемпионата мира, где я была волонтёром, и задалась вопросом: а вдруг и сейчас есть возможность помочь таким же образом? Так я попала на сайт «добро.рф», через который и подала заявку на добровольную помощь», – Мария Смирнова.

 

«Когда увидел пост в группе Волонтёрского центра, я сразу подумал, что было бы неплохо принять участие, поскольку медицинскому персоналу, особенно среднему и младшему, сейчас очень тяжело из-за больших нагрузок», – Артём Мингазов.

Сводки с больничного фронта

«Как только началась пандемия, многие больницы стали нуждаться в «дополнительных руках». Об этом я узнала благодаря Волонтерскому центру Сеченовского университета. Я подумала, что должна помогать людям в этот непростой период времени, ведь кто, если не я. Сразу же подала заявку, и позже со мной связался куратор. Я была приятно удивлена, когда увидела, что моих единомышленников-добровольцев больше ста. Нас распределили по больницам, и так я стала волонтёром в ГКБ №15», – Мери Чобанян.

«Повлияла ситуация, постепенно набирающая обороты: ограничение досуга, передвижения, статистика распространения заболевания по регионам и странам, появление различных версий о происхождении и лечении инфекции. Конечно, сыграло роль и само осознание, что мы живём во времена пандемии, когда закрывают границы, а из новостных репортажей вместо огромной очереди на вход в Лувр можно увидеть лишь пару человек, быстро идущих из продуктового магазина. Всё это в совокупности, помимо негативных эмоций, формирует одну главную – интерес. А если есть интерес, значит, найдутся и возможности», – Игорь Матвеев.


 

Работа с пациентами, заражёнными коронавирусом, сопряжена с риском для собственного здоровья и здоровья близких. Волонтёрам приходится принять опасность, и происходит это для каждого по-разному.

«На самом деле, когда я впервые попала в Коммунарку, до конца ещё не успела осознать всю опасность. Это казалось чем-то даже немного театральным: люди в костюмах «телепузиков», маски, в которых тяжело дышать. Только потом уже, после того, как я приняла нескольких пациентов, пришло осознание происходящего», – Мария Смирнова.

 

Сводки с больничного фронта

 

«За здоровье близких опасения есть, но не в том плане, что я могу их заразить, ведь я живу в общежитии, и все родные находятся в другом городе. А за своё здоровье, конечно, переживаешь, но, когда находишься в больнице на смене, нет времени думать об этом», – Артём Мингазов.

 

«Естественно, страх есть и был всегда, потому что приходится подвергать риску не только своё здоровье, но и здоровье близких. Но это чувство уходит на последний план, когда видишь организованность больницы в предоставлении индивидуальных средств защиты. Все работники, от гардеробщиц до врачей, являются одним большим, единым организмом, и если кто-то выпадет из этой системы, всё рухнет. Как только заходишь в больницу, у тебя измеряют температуру и показатель записывают в регистратуре. Затем выдают всё необходимое, начиная масками и заканчивая носками, ничего своего приносить нельзя. В «зелёной зоне», где мы переодеваемся, работают прекрасные женщины, которые помогают волонтёрам, заклеивают все открытые участки кожи и с улыбкой отправляют на «фронт». После работы ты обязан принять душ и только после этого можешь вернуться в «зелёную зону». А при выходе снова измеряют температуру», – Мери Чобанян.

 

«Я полагаюсь на статистику, согласно которой, вероятнее всего, выдержу удар, если таковой на меня придётся, с минимальными потерями.
Вопрос про опасения за здоровье родственников – острый. И в каждой семье к нему подходят по-своему. Лично мои опасения сведены к минимуму. Так вышло, что мы живем раздельно. Бабушка и дедушка закрыли двери своей дачи для всех родственников ещё в середине марта. Родители подвергали себя риску, но сейчас работают дистанционно. Я сам зачастую пропадал на дежурствах в одной, а сейчас работаю волонтёром в другой больнице, полагая, что переболеть (сидя дома, естественно) – лучший для меня исход», – Игорь Матвеев.


В прочем, больницы делают всё возможное, чтобы защитить от инфекции как сотрудников, так и волонтёров. А волонтёры, в свою очередь, придерживаются разумных правил, чтобы обезопасить себя.

Сводки с больничного фронта

«В Коммунарке с защитой все на высшем уровне. Больница делится на «чистую» и «грязную» зоны, в последней лежат пациенты с COVID-19. Чтобы попасть в «грязную» зону – место работы волонтёров-медиков – необходимо пройти в специализированный шлюз, где выдают всё необходимое: защитный костюм, респиратор, одноразовую шапочку, очки, перчатки и бахилы. Также в «грязной» зоне предусмотрено большое количество дезинфицирующих средств, которыми врачи пользуются буквально каждую минуту», – Мария Смирнова.

 

«В больнице всему персоналу выдают средства индивидуальной защиты, респираторы, перчатки. Защита, в целом, надёжная. Главное – соблюдать правила при работе с пациентами, а в повседневной жизни следить за гигиеной, не трогать лицо грязными руками, соблюдать дистанцию и так далее», – Артём Мингазов.

 

«Для защиты от инфекции я соблюдаю все правила безопасности: не расстёгиваю костюм, находясь в отделении, не снимаю маску. Вообще сложно заразиться в больнице, когда ты в «скафандре», но всё зависит от личной ответственности. Если начнёшь нарушать правила, то через четыре дня будешь не волонтёром, а очередным пациентом», – Мери Чобанян.

 

«Скажу откровенно, что я придерживаюсь только мер, предписанных учреждением, порог которого перешагиваю, выходя очередной раз на смену. В этой ситуации я стараюсь обезопасить больше других, нежели себя», – Игорь Матвеев.


Не секрет, работа с пациентами требует немалых сил, физических и душевных. Добровольцы не стеснялись ответить на вопрос о том, с какими трудностями им пришлось столкнуться.

 

«В общении с пациентами у меня никаких трудностей не возникало. Думаю, главное – это быть безупречно тактичным и деликатным в разговоре. Конечно, проще общаться с пациентами среднего возраста. Пожилые же требуют более тщательного подхода. Но это всегда так и от коронавируса не зависит», – Мария Смирнова.

 

«Самое трудное – это постоянно находится на ногах. Времени присесть почти нет, поэтому к концу дня очень сильно устаёшь, болят ноги и спина. Иногда бывает непросто находиться подолгу в защитном костюме. И атмосфера в отделении реанимации из-за его специфики морально тяжёлая», – Артём Мингазов.

 

«В любой профессии есть свои трудности, особенно когда работаешь с людьми. Пациенты переживают и весь негатив выплёскивают на тебя, но на это нужно реагировать с пониманием и улыбкой (в нашем случае – с улыбкой в глазах). Первые две смены были самыми сложными для меня – наверное, потому, что я не знала, что меня ждёт, а также из-за нового коллектива. Хотя с коллективом мне очень повезло, я уже думаю, что буду скучать. Но я помню, как после второй смены пустила слезу из-за эмоционального выгорания. С таким периодом сталкиваются многие. Главное – успокоиться и не поддаваться эмоциям», – Мери Чобанян.

 

«В целом, работа есть работа, она трудна всегда, особенно если стараешься вкладывать силы. Важно, на мой взгляд, сохранить интерес и попытаться сделать намеченные цели осуществимыми», – Игорь Матвеев.


У волонтёров общая цель, но у каждого есть личный источник сил. Ребята рассказали, что помогает им преодолевать испытания и продолжать борьбу.

 

«Думаю, осознание, что я делаю безусловно важное и нужное дело, помогло мне не останавливаться и двигаться дальше.», – Мария Смирнова.

 

«Наверное, мне просто хочется сделать всё, что от меня зависит, чтобы поскорее прекратить распространение коронавируса», – Артём Мингазов.

 

«Был момент, когда хотелось опустить руки, но я выложила фотографию из больницы, и мне начали писать слова благодарности родственники, друзья и даже незнакомые люди. Это даёт мне внутреннюю силу», – Мери Чобанян.

 

«[Мне помогают] поддержка и слова благодарности, в первую очередь даже не от родственников, а от совершенно незнакомых мне людей – пациентов. Я бы хотел видеть, как на глазах меняется отношение людей к медицине и медработникам. Чтобы люди не отвергали, даже не подумав, реальность, где врач, как мы наблюдаем сейчас, действительно рискует своим здоровьем, временем и личными приоритетами во благо пациента. Где тысячи студентов, ничего не требуя взамен, соглашаются помогать медсестрам и санитарам, всё так же отдавая себя на волю случая и не зная, не заболеют ли сегодня», – Игорь Матвеев.


В непростое время, когда помощь не может оказаться лишней, но требует немалого риска со стороны вовлечённых, непросто избежать дискуссий о границах личной ответственности. Волонтёры ответили на вопрос: «Сейчас борьба с пандемией – это моральный долг любого медицинского работника или добровольный выбор?»

«Я считаю, что там, где речь идёт о риске для жизни, нельзя говорить о долге. Это всегда выбор самого человека, его решение, подвергать себя опасности или нет. Я благодарна людям, которые в такое непростое время осознанно помогают и не падают духом!», – Мария Смирнова.

«Это сложный вопрос. У каждого человека свои моральные устои: кто-то считает в данный момент помощь людям безоговорочным долгом, поэтому идёт и помогает, а кто-то – нет. Поэтому, наверное, прежде всего это добровольный выбор», – Артём Мингазов.

«Я затрудняюсь дать однозначный ответ на этот вопрос. Ведь когда человек со всей искренностью и полнотой отдаётся своей работе, то на любые испытания идёт добровольно», – Мери Чобанян.

«Я считаю, что концепция «морального долга» не может существовать в современной реальности вовсе. 
Часть людей пришла в медицину, чтобы действительно помогать людям. Эта борьба для них – дело чести и идей. 
Другая часть – попала в медицину. Для них пандемия представляется платформой для бессмысленных дискуссий или наращивания числа подписчиков.

Нельзя заставить человека что-то делать, если он того не хочет, особенно предписывая ему некое эфемерное понятие «морального долга». Иначе на выходе мы получаем безответственность, которая, обрастая незаинтересованностью, выливается в концепцию: «Медицина у нас ужасная, а врачи – убийцы», – Игорь Матвеев.


Пандемия объединила множество неравнодушных студентов и множества вузов. Имена сотен добровольцев из одного только Сеченовского университета невозможно упомянуть в одной статье. Волонтёров часто называют героями, и это не преувеличение. Не сетовать на обстоятельства, не искать виноватых, а оказываться там, где нужен, и делать то, что можешь, – это не обязанность, а дар хорошего человека и хорошего врача. И пускай рано делать прогнозы о победе над болезнью, такие примеры дают нам нечто поважнее аналитики – надежду на благополучный исход и веру в людей.

 

Корреспондент студенческого пресс-центра: Логинова Ольга


 

Don`t copy text!
error: Alert: Content is protected !!
%d такие блоггеры, как: