Брезентовый тент

Posted On By maria

Это озеро поразит любого своей красотой. Береговая линия меняет свои очертания, словно не может найти свой единый стиль: песчаный пляж, цветочный ковер, пологий спуск, обрывистые берега, мысы, заливы. Казалось, что туда заглянул дизайнер, который был только в начале своей карьеры, и на первый свой показ решил затолкать все свои знания в одну коллекцию. Но одно оставалось неизменным. По всему периметру на берегу озера выстраивается могучая лесная стена. Деревья, казалось, создали свое собственное зеленое небо для редких и тем самым очень ценных посетителей, а стволы гигантов настолько прочны и ровны, что невольно думаешь о том, что такая благодать природы будет отлично выглядеть в виде мачты на твоем корабле. И совсем не важно, что твой корабль, на котором ты идешь называется «Катамаран». Что идешь ты по воде с помощью 8 рук и 4 весел. Да и из инструментов у тебя только пила «дружба», которая каждый вечер скрепляет мозолями экипаж, и еще есть топор «Безымянный», который делает из хрупкой Полины мужика, когда та замерзает.  Корабль-кораблем, а все же мечты о мачте остались мечтами.

Выходили мы в озеро с юго-западной стороны и держали курс на север, туда, где с помощью двух мысов, отходящих от западного и восточного побережий, образовались приоткрытые ворота для людей, чьи сердца жаждут неизведанного. Но знаете, идя по озеру, вся эта красота ощущалась нами совсем иначе. Так, как не передашь с помощью фотографий и слов-описаний.

Как вы уже поняли корабельной мачты у нас не было, не было у нас так же никакого мотора и никаких уловок для упрощения нашего похода. Ну мы ведь спортсмены, мы за победу, за движение вперед. Мы там кашу по утрам едим, даже вот Димкину подгорелую съели. Правда ели и давились, но Дима сказал, что он завпит, и если хоть кто-нибудь слово пикнет, то всё, пиши пропало, и никакого тебе джема на хлеб в обед. Мы правда все равно слезы не сдержали, но Димке сказали, что это от счастья.  Джем выдал. И вот, думается мне, что только благодаря этому допингу в обед, вышел экипаж с 4 людьми в озеро с юго-западной стороны. Река и озеро были разделены зарослями камыша, которые только усложняли и без того нелегкое движение. И если вы будете именно там, в этих зарослях, то наверняка почувствуете себя какой-нибудь Покахонтас. Даже если вы мужчина 37 лет с огромными ручищами и серьезной бородой, поверьте, там вы станете Покахонтас. Говорят, что это из-за того, что природа преобразует человека, но кто сказал, что вы будете преобразовываться в изображение из сборника для охотников. Умейте принимать новые условия. Покахонтас, так Покахонтас. Я вот тоже преобразилась, и, если честно, скорее предпочла бы стать кочевой принцессой, но тот камыш примерил на меня образ собаки. Собаки, у которой даже был хозяин, о котором вы наверняка слышали. Догадались, уважаемые знатоки? Правильно! Собака Павлова. Как только мы зашли в труднопроходимые заросли, все условные рефлексы сработали моментально: слюна выделилась, глаза загорелись, живот потребовал пир. А все из-за того, что несколько раз в похожих местах нам попадались большие и жирненькие щуки. Мы не Емели. Щуки не говорили. Поэтому, да простят меня вегетарианцы, были эти жирненькие, зубастые существа поданы вечером на всеобщею трапезу. Щуки- щуками, собаки-собаками, а мечтам суждено было сбыться в другой день. Все потому, что ветер воспротивился ловле рыбы. Ветер вообще обнаглел в тот день. Я не буду утверждать, но мне кажется, что всему виной каша Димы и его деспотические наклонности по отношению к коллективу. Аж сама природа взбунтовалась и наносила кармические удары. Конечно, ударить она хотела только одного Диму, так сказать, в нокаут этого гада. Но мы ведь команда. Один за всех, все за Диму, Дима за завпита, а завпит держит всех в своем тугом списке по количеству выданного и оставшегося продовольства. Отступать некуда. Кровь щуки не пролилась в тот вечер, а мы вступили в бой с ветром. Скажу, что ветер на озере, это отдельный вид удовольствия у туристов-водников. Все знают, что он будет. Все знают, что он будет не попутный. Все, скрипя зубами, ругают и проклинают его. Но вот чудеса. Если на озере гладь. Если ветер не явился, задержался, опоздал или просто не дождался, то потом вся команда делает заметку о том, что день был скучным, вялым, простоквашным. Неспортивным в общем. А мы ведь спортсмены, мы ведь бойцы. И заскрипели зубы наши, застонали все мышцы плечевого пояса в предчувствии тяжелого труда, в голове вышли на стартовую полосу бранные слова, а руки вцепились крепче в весло. Пошли. К ветру. К осложняющим нашу жизнь условиям. Прорубая дорогу с помощью испепеляющего взгляда и характера. А характер всего-навсего должен был работать каких-то целых два километра по диагонали до укромного песчаного уголка на мысе.  Ветер наши безобидные намерения расшифровал иначе. Наверное, во всем виноват тот взгляд, который бросал Артем. Или словечки, которые беззвучно летали вокруг Полины. Но я за версию про взгляд. Артем сидел впереди, задавал ритм, был сосредоточен и очень серьезен. И думается мне, что ветру взгляд целеустремленного человека напомнил взгляд матери после родительского собрания. И до того шальному стало обидно и грустно, и, наверное, даже немного страшно, что сначала он немного заробел, а потом выпрямился и решил себя показать во всей красе. Завыл. Напрягся. Что взор Артема смягчился, как будто он усыновил в этот момент ветер и подумал: «Дурак, но такой родной». И плавно стал ослабевать жестокий ритм гребка. Поддался горе-мама всецело обаянию ветра. А тот тем временем не сбавлял обороты. Дошло до того, что вся эта ситуация была похожа на прием людей из высшего света. Некоторое время мы еще пытались объяснить этому глупцу, что он ошибся, и такие реверансы пускай прибережет для других, но он уже не слышал или не хотел слышать нас.  Он неумолимо выталкивал экипаж  в сторону курортного пляжа. Место хорошее, но совсем в другой стороне от нашей цели. А мы уже не находили аргументов против ветра, руки вырывало вместе с веслом, слезы вырывались из глаз, а голос уже устал давать команды. И если уж наш радушный противник был так силен, то мы решили использовать его силу себе во благо. Не хотелось, но развернули катамаран на 180 и немного расслабились. Здравствуй,пляж.

Следующие сорок минут не назовешь курортными. Но если меня спросят про самое теплое воспоминание. То я вспомню именно их. Дело в том, что когда мы стали приближаться к берегу, то из-за могучего леса, с западной стороны появилась большая грозовая туча. Небо почернело. Прозвучал раскатистый гром. Дождь. За гостеприимство этому месту я была готова поставить десять баллов еще двадцать минут назад, теперь гостеприимство било все рекорды, но никто меня не спрашивал, да и в такие моменты надо не языками чесать, а дела делать. Выпрыгнули. Вытащили судно. Хотелось немедленно скрыться от таких напастей. Брезентовый тент. Достали. Уселись на землю. Укрылись им, как одеялом. Дрожали все. От усталости и от холода. Дима еще дрожал от предательских слез. Мы ему сказали, что слезы не могут быть предательскими. Про предательскую кашу решили не напоминать. Одно из самых верных командных решений. Потом обняли Диму покрепче. Он пообещал нам сгущенку. Мы повеселели. Полина не очень. Полина на диете. Сказали Полине, что ее к сгущенке не подпустим. Улыбнулась. Под тентом становилось теплее. Дождь, ветер, гроза, все это, казалось, было в каком-то другом месте, на каком-то другом озере, и встречало то трио каких-то других людей. Мы же сидели здесь, в уютном круге, облокотившись друг на друга, рассуждая о шампуне и теплых шерстяных носках. Спорили, кто будет вставать утром разводить костер и умоляли Артема не рассказывать анекдоты. Наверное, это не самые важные разговоры, которые могли вести люди находясь в таком тревожном положении.  Наверное, такие разговоры можно отнести к поверхностным и глупым. Но не передать словами те эмоции, которые обволакивают, когда ты смеешься наперекор всем грозам. А каким настоящим, свободным и искренним ты можешь быть, когда просто сидишь под брезентовым тентом, в сырых ботинках, в запачканной одежде и с чумазым лицом.

Тем временем дождь стих так же внезапно, как и начался. Ветер, который до этого так неистово хотел проникнуть на нашу закрытую вечеринку, куда-то пропал. Мы чувствовали это, но все равно еще какое-то время не высовывались туда, где Дима назовет свои слезы предательскими, Артем ужесточит свой взор, а мы с Полиной схватим топор и превратимся в суровых дровосеков. Какой-то простой брезентовый тент. Простая теплота. И мы совсем не спешили выходить за его пределы.

Четыре человека. Один экипаж. Остался один километр по диагонали до северо-восточного пляжа. Мы все смотрели в одном направлении.  Говорят, что так смотрят влюбленные. Не знаю, что там насчет любви, но завпит нам обещал сгущенку на ужин.

Ольга Трубникова.

Ваше мнение по произведению "Брезентовый тент"

  • Очень понравилось произведение. (92%, 11 Голосов)
  • Не дочитал, не заинтересовало. (8%, 1 Голосов)
  • Могло быть и лучше. (0%, 0 Голосов)
  • Бездарное произведение. (0%, 0 Голосов)
  • Без комментариев. (0%, 0 Голосов)

Всего проголосовавших: 12

Загрузка ... Загрузка ...

This site is protected by wp-copyrightpro.com

error: Alert: Содержание защищено!
Don`t copy text!